Решение, принятое умом, но упавшее тяжелым камнем на сердце.

Не надо ничего говорить. Я знаю, что рак в такой стадии уже не вылечить. Я знаю, что ей оставались дни, а то и часы. Я знаю, что эти дни или часы она обречена была провести в жестоких муках – рак убивает мучительно.
Я дал ей уйти легко. Но я отнял у нее эти последние дни или часы. И не могу простить этого себе.

Она не дожила недели до двух лет.

…Впервые я увидел ее в последний день февраля 2007 года в Екатеринбурге. Вот примерно такой.



А потом было... разное. "Такая маленькая, такая худенькая... а будет ЖИРНАЯ" - сказала Канн. Так и получилось - крыска выросла более, чем упитанная. Мы умилялись на ее круглый животик и на ее независимый характер. Она умела договариваться с любыми дверями - открывала все хитроумные запоры, даже проволочки разматывала. И отправлялась "гулять сама по себе". Она поначалу боялась Шульдиха и сигала от него на метр, не меньше - один раз прямо мне на голову. Она пару раз знакомилась с парнями, ухитряясь выбираться из клетки, когда их выпускали гулять, мы уж думали - все! Но потомства не случилось. Вероятно, она просто не могла его иметь. Поэтому, в июле месяце (ей было уже год и семь месяцев) была посажена в клетку к Микаму, который не сживался ни с одним самцом. Они трогательно спали в обнимку и делились друг с другом вкусняшками.... примерно тогда же я заметил у нее опухоль. Тогда еще размером с горошину.

Оперировать не решились - врач сказал, что опухоль слишком неудачно расположена, велик шанс, что крыса умрет прямо на столе. Мы поколебались и решили - пусть уж живет сколько ей отпущено.

Она прожила еще четыре с половиной месяца. В последнее время стало солвсем худо - пришлось даже Микама отсадить, чтобы ей не напрягаться. Элеггва похудела, превратившись в обтянутый шкуркой скелетик, всхлипывала при каждом вздохе... Опухоль выросла, став размером с куриное яйцо. Но при этом Элеггва все равно регулярно открывала клетку и отправлялась погулять. Хотя и с трудом.

Я думал о радикальных мерах, видя как ей плохо. Но... смотришь в ее все еще ясные глазки, гладишь по все еще густой шкурке, и понимаешь - не могу, рука не поднимется... Я надеялся, что она проживет до возвращения Канцлера с сессии.

А сегодня... ничего не предвещало. И вдруг я увидел, что Микам открыл свою клетку и в панике мечется по полке. Никогда он этого не делал раньше. Глянул на Элеггву - она в судорогах бьется по полу клетки.
Стиснул зубы и пошел в ветеринарку. И она тихо уснула у меня на руках. Я сидел и слушал, как ее затрудненное, со всхлипами дыхание постепенно замедляется...

Лети на Радугу, девочка. Теперь ты свободна, боли и болезней больше не будет... Твой братишка Астрап встретит тебя там и позаботится о тебе.

А я... я буду помнить тебя такой, какой ты была до болезни.


@настроение: ......

@темы: Радуга